Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница

Все же ближе к вечеру — лес уже погрузился во тьму — произошло крайне жуткое событие.

Усталые и обессиленные от продолжительного перехода, орки и охотник за головами брели за эльфийкой, когда та внезапно остановилась, запрокинула голову, закрыла глаза, а потом прошептала одно-единственное слово:

— Опасность!

В следующий миг Бальбок учуял его — едкий запах смерти и разложения.

Внезапно всем показалось, что гигантская пасть поглотила заходящее солнце, и путников накрыла темная тень. Осколки кроваво-красного закатного неба, то и дело проглядывавшего сквозь кроны деревьев, внезапно пропали, воздух наполнился глухим шумом.

Звук усилился, и орки и их спутники почувствовали, как над ними что-то пронеслось; нечто Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница, скользившее по воздуху на гигантский крыльях.

Смертельный страх ледяной лапой схватил Раммара, опустился в грудь, побродил там и наконец добрался до самого сердца. Толстый орк издал мученический вздох, в панике уставившись на темное небо, где вдруг завизжало гигантское, угрожающее нечто.

Раммар раскрыл пасть, хотел вырычать свой страх — но прежде чем из его горла вырвался звук, прилетела лапа Бальбока и запечатала брату рот.

— Тихо! — прошипела Аланна. — Если оно нас услышит, мы пропали…

Раммар заметил, что на лбу у него выступил пот, но понял, что должен сохранять спокойствие, пусть даже это и нелегко. Потому что присутствие этого… чего-то (чем бы оно Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница ни было) заставляло его чувствовать себя беспомощным и еще более трусливым, чем когда-либо. Никогда в жизни — ни при нападении гномов, ни в битве против гигантского паука, ни когда скрестил оружие с берсеркером, даже тогда, когда Ледяная река едва не проглотила их, орк не испытывал подобного страха. Словно раскаленное железо этот страх вгрызался в остатки разума и, казалось, уничтожал там все, пока Раммар не остался один, одинокий, голый и беззащитный.

Хотя Бальбок все еще прижимал лапу ко рту брата, Раммару удалось обернуться, чтобы в полутьме увидеть лица своих товарищей — и, судя по всему, они чувствовали себя не лучше Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница, чем он.

У Бальбока вытянулась лицо, щеки ввалились, а глаза едва не выкатились из глазниц. Корвин обеспокоенно сдвинул брови, лоб прорезали морщины. Даже эльфийка — по крайней мере, так показалось Раммару — немного растеряла свою самоуверенность; вроде бы ужасы Тровны были нацелены не на нее, а только на ее спутников, но кто мог сказать, понимало ли нечто, чем бы оно там ни было, эту тонкую разницу?



Проходили мгновения, казавшиеся четверым спутникам вечностью. Угрожающий шум висел над ними, становясь то тише, то громче, — и вдруг тень исчезла, и снова над деревьями показался мрачный красный закат.

Осталась какая-то бездыханная тишина Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница, даже лес со всеми своими постоянными рождениями и смертями умолк: не стало слышно скрипа деревьев, жуткие создания, сновавшие невидимками в густом подлеске, замолчали, шепот и шушуканье ветра стихло. И только по прошествии времени лес вернулся к своей привычной жизни, а Раммар обрел дар речи.

— Что это, черт возьми, было? — тихо спросил он.

— Не знаю, — ответила Аланна. — Лес Тровны скрывает в себе множество тайн, некоторые из них — настолько древние и ужасные, что их не помнит даже мой народ.

— Проклятье! — заворчал толстый орк. — Я едва не обшноршился.

— Я тоже, — хрипло прошептал Корвин.

Они переглянулись, начиная понимать, что проявили друг перед другом Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница слабину. У Раммара на языке уже вертелось насмешливое замечание, но он проглотил его вместе с горьким привкусом, оставшимся после жуткого события.

— Что мы теперь будем делать? — обратился он к Аланне.

— Мы останемся здесь и разобьем лагерь, — решила эльфийка. Эта тень, это странное нечто, казалось, обеспокоило и ее; возможно, даже больше, чем эльфийка хотела признать. — Это создание еще здесь, неподалеку, — только и сказала она. — Если мы двинемся дальше, то существует опасность быть обнаруженными. Кроме того, скоро совсем стемнеет.

Ни один из трех сопровождающих ее не возражал; если уж эльфийка не горела желанием идти через лес по темноте, то орки и охотник за головами Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница — и подавно. Достаточно того, что мерзкие создания Тровны буйствуют днем; страшно представить, что может случиться с наступлением ночи!

Поскольку путники договаривались, что Корвин будет дежурить первым, Раммар и Бальбок могли прилечь, хотя понимали, что нелегко будет заснуть после всего пережитого. Раммар был уверен, что ему будут сниться ненасытные тролли и огромные тени, если вот только…

— Как насчет костра? — спросил он.

— Не этой ночью, — покачала головой Аланна. — Это может привлечь ту тварь. Вот это, — она взяла палку, наклонилась и очертила круг вокруг их временного пристанища, — будет защищать нас целую ночь и отгонять зло.

— Как скажешь. — Раммар был настроен Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница скептически. А про себя подумал, что лучше уже пусть их охраняет эльфийское колдовство, чем вообще ничего. Бальбок тоже отнесся к происходящему равнодушно.

Эльфийка улеглась на мягкий мох, в то время как орки устроили себе ложе из пожухлой листвы.

— Проклятье, — проворчал Корвин. — Воняет. Неужели вам, несчастные, обязательно все время валяться в грязи и гнили?

— А что ты имеешь против этого? — удивленно спросил Бальбок. — Грязь и гниль — это очень полезно.

— Может быть, для орка это и так, — мрачно ответил охотник за головами, — а меня от этого тошнит. Надо было убить тебя, когда была возможность. А лучше всего было оставить вас в лагере Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница гномов.

— Не тебе решать это, — напомнила Аланна.

— Точно, иначе этих вонючек здесь бы не было, — продолжал бурчать Корвин. — Причем совершенно же ясно, почему на нас напал тролль и почему нами заинтересовалась эта странная живая тень — это все орки виноваты!

— Это, значит, мы виноваты? — возмущенно спросил Раммар. — Это еще почему?

— Потому что вы — порождения зла, вот почему. Стражи леса чувствуют ваше присутствие и пытаются вас задержать. Если бы мы с эльфийкой были одни, мы, наверное, давно бы уже добрались до Тиргас Лана.

— Ошибаешься, — сказала Аланна, прежде чем Раммар успел что-либо ответить. — Орки здесь ни при чем, Корвин.

— Что Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница? Но ведь…

— Разве ты не помнишь, что я говорила о Тровне? Лес рассматривает как незваного гостя каждого, и не важно, идет ли речь о человеке, орке или еще о ком-нибудь. Только Хранительница карты может спокойно пройти через лес. Так записано в пророчестве Фаравина.

— Этого еще не хватало, — застонал Корвин. — Сделай милость, избавь меня от пророчеств. Я не хочу знать, что нас ждет впереди.

Аланна улыбнулась, а затем спросила:

— Знаешь, что я думаю?

— Что?

— Я думаю, что на самом деле — ты очень пугливое существо, Корвин. И в этом страхе кроется причина твоего враждебного поведения.

— Ерунда!

— Это не ерунда, и Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница ты это знаешь. Хотя тебе это и не нравится, Корвин, — ты всего лишь человек, а людям свойственно бояться. И если тебя это успокоит, то я тоже испугалась, когда это существо принялось кружить над нами, хотя я и Хранительница.

— Не повезло тебе, — пожал плечами Корвин. — В любом случае, я не боюсь. Ни этой твари, ни чего-либо еще.

— Упрямец! Почему не хочешь признать этого?

— Потому что нечего здесь признавать, вот почему.

— Это неправда! Я чувствую твой страх, и чувствую, что за ним кроется нечто большее — грусть и тоска…

— Эльфийка! — угрожающе зарычал охотник за головами. — Я был бы тебе очень Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница признателен, если бы ты оставила все это при себе…

— Ты научился как следует прятать свою боль, но она не ушла. Пока ты не выйдешь против нее, ты никогда не справишься с ней.

— Спасибо, — проворчал он. — Еще будут мудрые советы?

— Ну почему ты меня не слушаешь? Я хочу помочь.

— Это очень по-дружески с твоей стороны, но помощь мне не нужна.

— Глупец!

— Высокомерная девка!

— Грубиян!

— Наглая, отвратительная…

Раммар и Бальбок немало удивились — эльфийка и охотник за головами осыпали друг друга ругательствами не хуже двух орков. При этом Раммар понимал, почему они оба так себя ведут, но по какой-то причине эта мысль ему Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница совершенно не нравилась.

Чтобы спорщики своими криками не привлекли внимания жуткой живой тени, он решил вмешаться.

— Скажите-ка, вы, двое, — зашипел он, — к чему это глупое токование?

— Токование? — переспросил Корвин, уставившись на него.

— Ну конечно, — проворчал орк. — Ясно же, что ты положил на эльфийку глаз, а эльфийка странным образом находит тебя не настолько отталкивающим, каким ты являешься на самом деле.

— Это… это чушь! — беспомощно возразил Корвин, но взгляд, которым он обменялся с Аланной, доказал Раммару. что он попал не в бровь, а в глаз.

— Вместо того чтобы ругаться, — продолжал орк, — лучше займитесь этим сразу же, здесь и Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница сейчас. Тогда все будет позади.

— Что ты имеешь в виду? — спросил неприятно пораженный Корвин.

— Что мы должны сделать? — покраснев, спросила Аланна.

— Ну что же еще? — грязно улыбнулся орк.

— Ты… ты имеешь в виду?..

Раммар кивнул.

— Лучше всего сделать это вон в той луже. Вам наверняка придет в голову кое-что забавное.

— Что именно? — спросил Бальбок.

— Молчи! — пробурчал Раммар.

— Я правильно поняла? — удивленно переспросила Аланна. — Ты… ты не только подталкиваешь нас к тому, чтобы совершить любовный акт, но мы еще при этом должны вываляться в грязи?

— Так, как поступают орки, — подтвердил Раммар, и его ухмылка стала еще более отвратительной.

— Ах ты Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница, мерзкое создание! — воскликнула она. — Как ты посмел поливать грязью такой возвышенный акт?

— Не поливать, — поправил орк. — О поливании речи не было.

— Неужели же у тебя нет тонких чувств? — возмутилась эльфийка.

— Конечно же, нет, — сказал Корвин. — Он — орк, а орки следуют только своим инстинктам.

— В таком деле это совершенно логично, — заявил Раммар, по-прежнему ухмыляясь во весь рот.

— Это низкие, омерзительные инстинкты. — Черты лица Аланны исказило презрение.

— Вот именно, — согласился с ней Корвин. — Они — примитивные дикари и никогда не изменятся.

Охотник за головами и эльфийка вдруг снова пришли к единому мнению. Их ссора была забыта — ничего другого Раммар и Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница не добивался.

— Корр, итак, я — примитивный дикарь, — пробормотал он. — Они тут токуют так, что даже у орка уши вянут, а примитивный дикарь в итоге — я. Ты понял, Бальбок?

— Нет, — ответил ему брат, неподвижно лежавший на спине. — Я вообще ничего не понимаю. Я голоден.

— Я тоже. В этом проклятом лесу нет ничего, кроме жестких корешков и крошечных грибов. Они мне уже поперек горла стоят.

— И мне тоже. Стоит только подумать о большом котле засорителя желудка…

— Заткнись! — прорычал Раммар.

— Не могу. Вот он опять у меня перед глазами: огромный котел с глазами змей и кишками гномов, и…

— Заткнись! — сказал Раммар Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница, на этот раз энергичнее, и Бальбок действительно замолчал. Но по его блестящим глазам было ясно, что он продолжает представлять себе вкусности, которые еще могут быть в котле.

— В одном я тебе клянусь, Раммар, — проговорил он снова. — Если мы когда-нибудь отсюда выберемся, я возьму самый большой котел, который ты когда-либо видел, и приготовлю самый лучший засоритель желудка, который ты когда-либо ел. Корр?

Раммар вздохнул — что еще можно на это ответить?

— Корр, — тихо сказал он.

4. Боль ур'сул'хай-коул

Узкие и острые, словно лезвия мечей, корабли эльфов рассекали быстрину Восточной реки. Движимым вперед равномерными ударами весел, четырем триерам понадобилось всего несколько Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница дней для того, чтобы достичь той местности у подножия Черногорья, где Восточная и Западная реки сливались в один поток, испокон веку служивший естественной границей между Гнилыми землями и Эльфийской империей, отсюда же происходило его название — гландуин называли его на своем языке эльфы, абхаймкроиаш — орки, Граничной рекой — люди.

Меж мрачными серыми склонами Черногорья Граничная поворачивала к угрожающей зеленой ленте леса Тровны, устремляясь к северу через мертвые Ничейные земли, где солнце было редким гостем. Серые тучи — остатки бури, которая бушевала дальше на востоке, — затянули небо темной пеленой, подобной той, что накрыла сердце Лорето.

С тяжестью в душе стоял эльфийский князь Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница на носу корабля, возглавлявшего флотилию. Носовая фигура, представлявшая собой шею и голову лебедя, величественно рассекала волны, почти бесшумно расступавшиеся перед острой, словно нож, носовой частью корабля; слышен был только плеск весел, погружающихся в воду и снова вздымающихся.

Трижды по тридцать гребцов с каждой стороны корабля заботились о том, чтобы они двигались по течению с бешеной скоростью — слишком быстро, как для Лорето.

Сам он не торопился достичь равнины Скарии — пустынной земли, лежавшей когда-то в сердце Эльфийского царства. Ему было непонятно, зачем его предки отдали жизни за то, чтобы оспорить этот безрадостный клочок у сил зла; по его Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница мнению, территории к востоку от Гнилых земель можно было спокойно оставить темным. Более того: надо было отдать им в придачу и все Землемирье.

Лорето никогда не понимал, что такого нашел его народ в смертных. Их глупость и жадность — в первую очередь, человеческая, — были просто безграничны, и ни разу еще люди не отплатили доблестью и преданностью за все то добро, которое сделали им эльфы. Если бы Лорето мог решать, его народ давным-давно покинул бы амбер и отправился в поисках счастья и удовлетворения на Дальние Берега.

И все же судьба оказалась достаточно милосердной для того, чтобы позволить ему жить во времена Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница битв с темными. Даже среди отъявленных идеалистов его народа постепенно начинает наступать прозрение. Эльфы осознали, что впустую потратили время, что лучше всего предоставить людей и карликов, орков и гномов самим себе и наконец вернуться туда, откуда они в свое время пришли.

Такое отрезвление имело, конечно же, свои минусы. У Лорето сердце обливалось кровью, когда он думал о том, что корабль, на котором он должен был отправиться к Дальним Берегам, ушел без него и что председатель Высокого Совета занял его место, в то время как сам Лорето вынужден заниматься этой миссией.

Куда же подевались старые ценности?

Лорето проклинал Айлонвира за дерзость Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница и поймал себя на том, что его посещают мысли, недостойные эльфийского князя. Дело было не только в том, что старейшина совета вынудил его остаться, в то время как сам отплыл к Дальним Берегам; он еще и принуждал его вновь увидеться с Аланной, что было едва ли не хуже. Именно встречи со жрицей Лорето стремился избежать, именно по этой причине и послал возлюбленной письмо, в котором объяснял, что между ними все кончено и он будет искать свое счастье в новом мире.

Он не хотел смотреть на ее преисполненное ужаса лицо, видеть слезы разочарования и отчаяния. Так было гораздо легче Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница сохранить чистую совесть, которая являлась обязательным условием для всех желающих ступить на Дальние Берега. Тех же, у кого совесть была нечиста, хранители острова отправляли назад.

Но все сложилось иначе: Аланна была похищена из Шакары, и в поручение Лорето не входило собственно вызволять ее из плена чудовищ. Нет, указания Айлонвира на этот счет были однозначны: необходимо любой ценой помешать Верховной выдать тайну — даже если это будет означать навеки запечатать ее уста!

При мысли об этом Лорето содрогнулся. Сможет ли он это сделать? Достаточно ли его верности Айлонвиру и Совету для того, чтобы совершить убийство?

Эльфийский князь решительно покачал головой Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница.

Вопрос стоит не так.

Он получил приказание Высокого Совета и должен его выполнить, и не ему рассуждать о его правильности. Если Аланна действительно сотрудничает с врагом и хочет выдать тайну, которую хранила на протяжении целой жизни, то она заслуживает смерти — и он, Лорето, при этом всего лишь орудие в руках справедливости. Если он исполнит желание Высокого Совета к его вящему удовлетворению, то окажется на борту следующего корабля, который покинет гавань Тиргас Дуна.

Речь шла только об этом.

Цель — Дальние Берега.

Стены Тиргас Лана так неожиданно вынырнули из зелени древнего леса, что путешественники остановились как вкопанные.

Невидимая тропа, казалось, потерялась в Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница зарослях и лианах, но в следующий миг завеса изо мха и зеленых листьев расступилась, словно по волшебству, открывая самое огромное и невероятное из всего, что когда-либо доводилось видеть Раммару и Бальбоку.

Ни одна крепость орков, какой бы величественной и мрачной она ни была, не могла сравниться с Тиргас Ланом: стены, такие огромные и нерушимые, что дух захватывало, возвышались прямо перед ними, увенчанные изящными зубцами. За ними возвышались башни, вершины которых частично разрушило время; некогда над ними трепетали флаги, возвещая о власти эльфов, — теперь же остались только пустые флагштоки, словно костлявые пальцы, указывавшие в небо.

Камни стен были черны Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница и испещрены трещинами; своей пористой поверхностью они напоминали губки. Должно быть, это поработал огонь, самый горячий из всего, что когда-либо могли бы разжечь орки или люди.

Вся крепость, казалось, была покрыта черной смолой, а там, где лес принялся отвоевывать территорию, буяли мхи и корни ползли вверх по стенам, а с башен свисали лианы. Казалось, что лес хочет задушить крепость: со всех сторон напирал зеленый поток, будто стремясь уничтожить творение эльфов и заставить забыть о нем навсегда.

— Клянусь червями в кишках Торги! — задыхаясь, выдавил Раммар. — Это действительно самая большая крепость, которую когда-либо возводили в сохгале!

— Для разнообразия соглашусь Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница с тобой, орочья морда, — поддакнул ему не менее пораженный Корвин.

— Это Тиргас Лан, — сказала Аланна, — древний город королей, город-крепость, который некогда был центром Эльфийского царства.

Даже в ее обычно таком спокойном голосе сквозило удивление. Впервые в жизни Верховная жрица Шакары видела крепость, защите которой была посвящена вся ее жизнь до сегодняшнего дня. Зубы времени разрушили стены и башни, но над крепостью все еще витал дух былой силы.

— Фаравин, — благоговейно прошептала Аланна. — Вот здесь и состоялась последняя битва с Маргоком. Здесь в последний раз встретились защитники Добра и слуги Хаоса. Их кровь напитала эту землю, и из этого семени вырос Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница лес Тровны.

— Неудивительно, — прокомментировал Бальбок, — что в этом проклятом лесу так много паразитов.

— А почему камень такой ломкий? — поинтересовался Бальбок.

— Не позволяй глазам обманывать тебя, о мой простодушный спутник, — посоветовала ему эльфийка. — Стены Тиргас Лана устояли и в драконовом пламени, и перед черной магией, и все еще нерушимы. Даже страсть орков к уничтожению не смогла повредить их.

— Это мы еще посмотрим, — упрямо проворчал Раммар. — На вид оно все такое хрупкое, что мне достаточно только как следует ударить!

— Как я уже говорила, не верь глазам своим, — напомнила эльфийка. — В пророчестве Фаравина сказано, что те, кто желает войти в Тиргас Лан, не Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница будучи Избранными, никогда не смогут попасть в крепость.

— К чему эти речи? — заворчал Раммар. — Где вход? Я покажу тебе…

— Вход долго искать не придется, — перебил его Корвин. — Мы сплетем из лиан канат и просто перелезем через стену.

— Не советую, — заметила Аланна.

— Почему не советуешь?

— Вот уже много столетий никто не входил в Сокрытый Город. Над ним лежит проклятие, которое падет только тогда, когда Избранный откроет Великие Врата. Тогда падет и проклятие, тяготеющее над лесом. Врата — единственный путь внутрь древнего города. Любая другая попытка проникнуть туда окончится смертельным исходом.

— Ну ладно, — проворчал Корвин. — И где эти ворота Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница?

— Где-то здесь, если идти вдоль этой стены, — предположила эльфийка. — Предлагаю разделиться. Орки пойдут налево, мы с Корвином направо. Тот, кто первым найдет Врата, подождет остальных.

— Еще чего, — возразил Раммар. — Не такие мы дурные. Ты ведь священнослужительница Шакары, знаешь здесь все вдоль и поперек. Как только вы найдете Врата, ты откроешь их и улизнешь с молочнолицым, а мы с братом останемся с носом.

— Нет, я…

— Я скажу тебе, эльфийка, как мы поступим — мы не разделимся, нравится это вам или нет.

Аланна вздохнула и бросила на Корвина полный сожаления взгляд, говоривший, что она не имела ничего против того, чтобы немного Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница побыть с ним наедине. Но все же согласилась, да и охотнику за головами было нечего возразить — возможно, потому, что таким образом он мог следить за орками.

Двигаясь вдоль заросшей пышной зеленью стены, простиравшейся по левую руку от них, четверо спутников начали поиски входа в город-крепость.

По дороге Раммар постепенно понял, почему Тиргас Лан был одновременно и крепостью, и городом. Сооружение было укреплено, словно замок, вокруг него были высокие стены и защитные сооружения; а размеры их были настолько огромны, что внутри помещался целый город. В стене через равные промежутки располагались башни, выступавшие плавными полукружьями, камни, из которых они были Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница сложены, тоже были черны и пористы. По верху высокой стены шли острые зубцы, и Раммар даже начал опасаться, что оттуда, сверху, их обстреляют.

Аланна возглавляла небольшой отряд. Говорили мало, лишь осторожно озирались. Что-то изменилось: рядом со стеной не чувствовалось ветра, вездесущие шорохи леса смолкли.

— Клянусь темным пламенем Курула! — раздраженно ворчал Раммар себе под нос. — Похоже, все живущие в этом лесу существа достаточно умны для того, чтобы держаться от этой стены подальше. И только нам обязательно нужно сунуть сюда свой нос.

— Тебя никто не заставляет, орк! — ухмыльнулся Корвин. — Можешь оставаться снаружи, и сокровища Тиргас Лана достанутся мне.

Раммар презрительно Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница сплюнул.

— Я скорее сам, безоружный, сражусь с лесным троллем, чем предоставлю этот триумф тебе, жалкий ты…

По другую сторону стены вдруг раздался звук, заставивший всех содрогнуться: протяжный нечеловеческий стон, сопровождаемый хриплым сопением.

— Поосторожнее со словами, орк, — тихо произнесла Аланна. — Они очень легко могут исполниться…

Раммар решил помолчать и взять пример с брата, который двигался позади с каменным лицом. Ему снова показалось, что Бальбока ничто не может вывести из равновесия, и Раммар спросил себя, откуда у его недалекого брата такое спокойствие. Они ведь совсем рядом с сокровищем, из-за которого проделали весь этот долгий путь по равнине Скарии, через лес Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница Тровны, где повсюду таятся смертельные опасности.

Но сначала спутники нашли именно то, что искали: меж двумя высокими, гордыми башнями, соединенными в вышине огражденным зубцами мостиком, находились Врата — гигантское сооружение, в створках которых были выгравированы руны древнего эльфийского письма.

— Злой ты мой орк, — нарушил свое молчание Бальбок, удивленно глядя на Врата. — Если уже ворота такие большие, то какова же толщина стены?

— Тиргас Лан звался когда-то жемчужиной Эльфийского царства, — пояснила Аланна. — Это было самое роскошное место, которое когда-либо видели в амбере, с наполненными светом залами, цветущими садами и колоннадами, где можно было бродить одному, если хотелось…

— Ба! — заметил Бальбок, скривившись. — Повсюду свет Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница и краски. Ужас какой-то.

— Не беспокойся, — сказала Аланна, и в ее голосе проскользнула горечь. — Ничего из этого не сохранилось. Здесь, у этих Врат было некогда совершено позорное предательство, и существа, подобные тебе и твоему брату, утопили блеск и гордость Тиргас Лана в огне и крови.

— Корр, — восхищенно согласился Бальбок, — где проходит наш брат орк, не скоро вырастает что-нибудь новое. Думаю, нам нужно…

Он умолк, когда Раммар изо всех сил ударил его локтем под ребра. Даже толстый орк считал нетактичным прославлять кровавые деяния их предков именно здесь. На лице Аланны отчетливо читалось смущение, и по какой-то Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница непонятной причине Раммар не хотел причинять ей боль.

— Как открыть ворота? — спросил он, чтобы сменить тему.

Аланна задумчиво посмотрела на закрытые Врата, на треть поросшие мхом и кореньями. Казалось, эльфийка перенеслась на короткий миг в другое место, в другое время. Корвин вернул ее в реальность, мягко опустив свою руку на ее плечо.

— Орк о чем-то спросил тебя, — напомнил он, не затем, чтобы сделать приятное Раммару, но потому, что ему самому не терпелось войти в Сокрытый Город.

— Я знаю, — тихо ответила она. — Я давно уже ответила: возможности открыть Врата снаружи нет. На них лежит проклятие, и оно пропустит только того Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница, кто избран для этого судьбой.

— Тебя, — предположил Раммар. — Ты ведь Хранительница тайны. Лес показал тебе дорогу сюда, поэтому тебе и ворота откроют.

— Возможно, — кивнула Аланна. — Но может быть и так, что путь Хранительницы оканчивается здесь.

— Существует только одна возможность проверить, — с ухмылкой заявил Раммар и, словно придворный, пропускающий свою госпожу, склонился и развел лапы в пригласительном жесте.

Аланна глубоко вздохнула. Казалось, ей стоило некоторых усилий приблизиться к Вратам — как будто невидимые руки хотели ее от этого удержать. На самом же деле, подумал Раммар, эльфийку мучит совесть. Она ведь сейчас предает последние триста лет своей жизни, а Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница это — по крайней мере, так думал Раммар, — даже для эльфов немалое время.

Аланна подошла к магическим Вратам, перед которыми ее светящаяся фигурка показалась совсем крошечной. Казалось, эльфийку овеяло дыхание прошедших дней. Она застыла, закрыла глаза и раскинула руки.

— Это еще что такое? — прошептал Раммар. — Ну неужели эти эльфы не могут просто сделать что-то без продолжительной медитации?

— Заткнись! — прошипел Корвин. Охотник за головами не мог отвести взгляд от Аланны, и Раммар спросил себя, что заставляет человека так таращиться — жажда обладания сокровищами или жажда обладания эльфийкой?

На мягком, певучем эльфийском языке, при звуках которого у орков волосы на спине встали дыбом, Аланна Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница произнесла несколько слов, которые не оказали никакого воздействия. Затем эльфийка возвысила голос и произнесла фразу громче, сопровождая ее эффектными жестами — но результат был тот же.

Великие Врата Тиргас Лана не открывались.

Аланна оглянулась, бросив на своих спутников через плечо неуверенный взгляд, в котором со всей ясностью читалось: она не знает, что делать дальше. Жрица предприняла еще одну попытку, положив на Врата руку — и на этот раз реакция последовала, хотя и не такая, как ожидалось.

Эльфийские руны, выгравированные на гигантских Вратах, внезапно засветились тем голубоватым светом, который Раммар и Бальбок уже видели в Шакаре. Спутники уже вновь начали обретать Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница надежду, когда сияние внезапно собралось в молнию, вырвавшуюся из камня и ударившую в Аланну.

Эльфийка вскрикнула, отлетела назад и осталась, оглушенная, лежать на мху. Корвин тут же подскочил к ней.

— Аланна! С тобой все в порядке? — обеспокоенно воскликнул он.

Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 7 | Нарушение авторских прав


documentarkftev.html
documentarkgapd.html
documentarkghzl.html
documentarkgpjt.html
documentarkgwub.html
Документ Написать эту книгу было бы невозможно без помощи некоторых людей, их я хочу здесь поблагодарить от всего сердца. 20 страница