Летят утки

Летят утки

Поздней осенью ехали РЅР° редакционной машине РІ отдаленное село. Если весь наш район — глухомань, то это село — глушь внутри глухомРЛетят утки°РЅРё. РўСѓРґР° РЅРµ РІСЃСЏРєРёР№ месяц Рё попадешь, РґР° если Рё попадать, — ехать надо РЅР° большом вездеходном РіСЂСѓР·РѕРІРёРєРµ. Грузовика такого РІ редакции местной РіР°Р·РµС‚С Р›РµС‚СЏС‚ утки‹, понятное дело, РЅРµ имеется, есть только разбитый уазик, добираться РЅР° котором РґРѕ этого хозяйства затруднительно, Рё потому поездку РІСЃРµ откРЛетят утки»Р°РґС‹РІР°Р»Рё РґР° откладывали. Наконец, полное замалчивание событий, происходящих РІ глуши, вышло Р·Р° рамки приличия, Рё редакция отрядила машину, чтобы СѓР·РЅР°С‚С Р›РµС‚СЏС‚ уткиЊ, чем там закончилась уборочная кампания. РџРѕ РґРѕСЂРѕРіРµ захватили меня — редакционный шофер знал, что СЏ давно ожидаю такой оказии. РљСЂРѕРјРµ старРЛетят уткиѕРіРѕ водителя, человека известного Рё уважаемого РІ здешних краях, ехал корреспондент — человек тоже известный. Прежде РѕРЅ исключительно сильно РїРёР», превРЛетят уткиѕР·РјРѕРіР°СЏ РІ сем занятии едва ли РЅРµ всех земляков. Потом, СЃ медицинской помощью, пить перестал, РЅРѕ двинулся соображением СѓРјР°: стал собирать митинги Летят утки, требовать СЃРІРѕР±РѕРґС‹ слова Рё прав человека. Это было вполне РІ РґСѓС…Рµ РЅРѕРІРѕРіРѕ времени, Рё его взяли РІ газету, РЅР° страницах которой РѕРЅ СЃ тех РїРѕСЂ регулярРЛетят уткиЅРѕ печатает призывы Рє расширению всевозможных СЃРІРѕР±РѕРґ. Живет РѕРЅ, СЏ знаю, СЃ мамой — кто Р¶ еще СЃ таким человеком станет жить?.. РќРѕ Рё мама, похоже, терпит его СЃ С Р›РµС‚СЏС‚ утки‚СЂСѓРґРѕРј.

— Вот скажите, — обращается он ко мне: — на каком основании она может говорить, что было бы лучше, если бы я спился — представляете?..

— КонРЛетят уткиµС‡РЅРѕ, лучше, — подтверждает шофер: раньше ты хотя Р±С‹ добродушный был, Р° теперь — остервенел, как цепная собака.

— Я не остервенел, я — прозрел и Летят утки увидел, что свободы нет, и начал бороться за свободу.



— Хохлушек-шабашниц РІ голом РІРёРґРµ нафотографировал, наш редактор-дурак Р°Р»СЊР±РѕРјС Р›РµС‚СЏС‚ утки‡РёРє издал, Рё торгуете теперь этой пакостью — тьфу!..

Действительно, РІ книжном магазине стала продаваться брошюрка СЃ фотографиями обнаженных РґРµРІСѓС Р›РµС‚СЏС‚ утки€РµРє, стоящих возле стога СЃ соломой, причем РЅР° моделях были резиновые сапоги: то ли стерня кололась, то ли РЅРѕРіРё РѕС‚ Р±РѕСЃРѕРіРѕ стояния РЅР° землРЛетят уткиµ попросту мерзли, однако РІСЃРµ РЅСЋ — сапогах…

— Это же замечательно, как ты РЅРµ понимаешь: СЃРІРѕР±РѕРґР° совести — раз, СЃРІРѕР±РѕРґР° печати — РґРІР° Рё СЃРІРѕР±РѕРґР° предприниРЛетят уткијР°С‚ельства — три… Между прочим, — СЃРЅРѕРІР° обращается РѕРЅ РєРѕ РјРЅРµ, — мать С…РѕРґРёС‚ Рє вам РІ церковь, так РІС‹ там вразумите ее: РѕРЅР°, видите ли, РіРѕРІРѕСЂРёС‚, что устаРЛетят утки»Р° РѕС‚ жизни Рё ждет — РЅРµ дождется, РєРѕРіРґР° Господь заберет ее. Насколько СЏ понимаю, это еретичество…

— Замучил старуху, — вздыхает шофер.

— Причем С Р›РµС‚СЏС‚ утки‚СѓС‚?.. РЇ СѓР¶ Рё так утешаю ее, утешаю: живи, РіРѕРІРѕСЂСЋ, что хорошего РЅР° том свете? Рђ РѕРЅР°: "Там хоть демократов нет", — такая отсталость…

Между тем РґРѕС Р›РµС‚СЏС‚ уткиЂРѕРіР° делается РІСЃРµ хуже Рё хуже — большие РіСЂСѓР·РѕРІРёРєРё разбили ее, превратив колеи РІ канавы. Машинка наша СЃ трудом преодолевает метр Р·Р° метром, потом РІРґС Р›РµС‚СЏС‚ уткиЂСѓРі начинает крениться Рё, наконец, РІРѕРІСЃРµ заваливается РЅР° левый Р±РѕРє. Откинув правую дверцу, которая оказалась теперь над нашими головами, РјС‹ выбирРЛетят утки°РµРјСЃСЏ вверх Рё рассаживаемся, свесив РЅРѕРіРё РІ разные стороны.

Поначалу обсуждаем случившееся, потом — СЃРІРѕРё перспективы Рё тут только замечаем корРЛетят уткиѕРІСѓ Рё лошадь, СЃРїРѕРєРѕР№РЅРѕ бредущих РјРёРјРѕ нас вдоль РєСЂРѕРјРєРё леса.

— Что это? — испуганно шепчет корреспондент.

— Рђ-Р°! — обрадованно угадывает водитель: — ЭтРЛетят уткиѕ председателева скотина! РњРЅРµ рассказывали, что Сѓ него молодая лошадка С…РѕРґРёС‚ пастись вместе СЃРѕ старой РєРѕСЂРѕРІРѕР№. РҐРѕРґСЏС‚ самостоятельно, Р° сРЛетят уткијС‹СЃР» Сѓ РЅРёС… РІРѕС‚ РІ чем: лошадь — РѕРЅР° пошустрее, ищет РІРєСѓСЃРЅРѕРµ пропитание, Р° как найдет, — призывает РєРѕСЂРѕРІСѓ. Рђ РєРѕСЂРѕРІР° — поопытнее, поосторожнее — лошадке РїСЂРё Летят утки ней РЅРµ так Р±РѕСЏР·РЅРѕ. Волков нынче здесь, РІРёРґРЅРѕ, нет — Р·РёРјРѕР№, конечно, появятся… Гляньте-РєРѕ, гляньте: заинтересовались…

Лошадь смотрела РЅР° нас РЛетят уткиґРѕРІРµСЂС‡РёРІРѕ Рё РїРѕ-детски беспечно, РЅРѕ временами поворачивала РјРѕСЂРґСѓ Рє старшей РїРѕРґСЂСѓРіРµ, которая, похоже, пребывала РІ раздумье Рё сложных сомнениях. ПРЛетят уткиѕС‚РѕРј РєРѕСЂРѕРІР° хмыкнула, Рё РѕР±Рµ животинки, разом потеряв Рє нам РІСЃСЏРєРёР№ интерес, побрели себе дальше.

— Нынче, РіРѕРІРѕСЂСЏС‚, цыгане пытались лошадку СѓРєСЂР°СЃС‚С Р›РµС‚СЏС‚ уткиЊ, Р° РєРѕСЂРѕРІР° взбесилась, РїРѕРІРѕР·РєСѓ цыганскую разметала, Р° потом РѕР±Рµ СЃ лошадкою Рё удрали. РћРЅРё как-то понимают РґСЂСѓРі РґСЂСѓРіР°: РєРѕСЂРѕРІР°, РіРѕРІРѕСЂСЏС‚, мыкнет — лошадь брРЛетят уткиѕСЃР°РµС‚СЃСЏ убегать, РїРѕ-РґСЂСѓРіРѕРјСѓ скомандует — та останавливается, Р° язык РІСЂРѕРґРµ разный…

Рђ то РІРѕС‚ еще весной как-то видел, РєРѕРіРґР° РІСЃСЏ птица РЅР° север С‚СЏРЅРµС‚С Р›РµС‚СЏС‚ уткиЃСЏ: летят, значит, утки Рё РґРІР° гуся… РџСЂСЏРјРѕ как РІ песне. Только ведь утки эти летели клинышком, Р° РіСѓСЃРё — крайними РІ том же клину. Гуси обычно побыстрРЛетят уткиµРµ уток летают, Р° эта парочка — ослабели, видать. Р? РІРѕС‚ стою Рё смотрю: РёРј приходится перестраиваться Рё как-то РїРѕ-РѕСЃРѕР±РѕРјСѓ — здоровенных этих птиц надобРЛетят уткиЅРѕ РєСѓРґР°-то приткнуть, чтобы РѕС‚ РЅРёС… РЅРµ было неудобства, Рё идет разговор: РѕРґРЅРё крякают, РґСЂСѓРіРёРµ гагакают, — как же это РѕРЅРё понимают РґСЂСѓРі РґСЂСѓРіР°? Р? потом: надРЛетят уткиѕ же еще знать, что эти утки летят точно туда, РєСѓРґР° Рё РіСѓСЃСЏРј определено — РЅР° то самое место РІ тундре. Может, РѕРЅРё Рё РЅР° свет появились РІ СЃРѕСЃРµРґРЅРёС Р›РµС‚СЏС‚ утки… гнездах, Р° теперь РІРѕС‚ узнали РґСЂСѓРі дружку среди миллионов птиц…

Ты вообще как к свободе передвижения относишься? — спросил он корреспондента.

— РЛетят уткиџРѕР»РѕР¶РёС‚ельно, конечно, Р° что?

— Если лошадь СЃ РєРѕСЂРѕРІРѕСЋ здесь пасутся, значит РґРѕ деревни недалеко: СЃС…РѕРґРё-РєР°, паря, Р·Р° трактором… Да РЅРµ РѕР±РёР¶Р°Р№С Р›РµС‚СЏС‚ уткиЃСЏ: просто РјРЅРµ Р±С‹ желательно находиться рядышком — РІРґСЂСѓРі какая-РЅРёР±СѓРґСЊ машина объявится…

Водитель был прав: подъехала машина связистов, РѕРЅРё РІС Р›РµС‚СЏС‚ утки‹РґРµСЂРЅСѓР»Рё нас, Рё РјС‹ добрались РґРѕ села прежде, чем корреспондент разыскал трактор. Рћ нашем приезде народ был заранее предупрежден РїРѕ теРЛетят утки»РµС„РѕРЅСѓ, Рё СЏ сразу направился РІ клуб, РіРґРµ должны были РїРѕ моей РїСЂРѕСЃСЊР±Рµ согреть РІРѕРґС‹ для крещения. Р’РѕРґС‹ наготовили целую бочку, РЅРѕ РІРѕС‚ людей — РЅРµ Р±С Р›РµС‚СЏС‚ утки‹Р»Рѕ:

— Денег, — объясняют, — в селе нет. Ни единой копеечки…

Пришлось РєРѕРіРѕ-то отправить РІ детский сад, РєРѕРіРѕ-то — РїРѕ домам, собирать взрослых, хотел ещРЛетят уткиµ РєРѕРіРѕ-РЅРёР±СѓРґСЊ сгонять РІ школу, РЅРѕ тут наш шофер РіРѕРІРѕСЂРёС‚:

— А пойдемте, батюшка, в школу сами…

Р? заходим РјС‹ РІ покосившуюся одноэтажную С…РѕСЂРѕРјРёРЅСѓ: РєРѕСЂРёРґРѕСЂС Р›РµС‚СЏС‚ утки‡РёРє, Р° РёР· него три или четыре двери РІ классы. Подошли Рє РѕРґРЅРѕР№ двери, прислушались — тишина. Осторожненько отворяем: небольшая комнатка СЃ дюжинРЛетят уткиѕР№ пустых парт, РІ углу топится печка-голландка — РІСЃСЏ РІ трещинах, через которые РєРѕРµ-РіРґРµ выползает дымок… Возле открытой створки СЃРёРґРёС‚ РЅР° скамеечке учитеРЛетят утки»СЊРЅРёС†Р° РІ накинутом РЅР° плечи пальто Рё читает троим, жмущимся Рє РѕРіРЅСЋ ребятишкам «Бородино» Лермонтова… РћРЅР° читает, читает — монотонно так, Р° оРЛетят уткиЅРё, хотя Рё посматривают РёРЅРѕРіРґР° РІ нашу сторону, РЅРѕ нисколько РЅРµ удивляются, РґР° Рё вообще РЅРµ реагируют никак — будто РЅРµ видят…

РњС‹ РїРѕРґС…РѕРґРёРј ближе. РЈС‡РёС‚РµР»С Р›РµС‚СЏС‚ уткиЊРЅРёС†Р° перестает читать, РЅРѕ головы РЅРµ поднимает: СЃРёРґРёС‚ молча, словно РІ прострации. Спрашиваем, сколько учеников РІ школе.

— Всего — двадцать девять, — тихиРЛетят уткиј голосом отвечает РѕРЅР°, РЅРѕ семнадцать — больны, Рё РЅР° занятиях присутствуют только двенадцать.

— Р’С‹ РЅРµ будете возражать против крещения РЛетят уткиґРµС‚ей? — спрашиваю СЏ.

— Мы не будем возражать ни против чего, — отвечает она почти шепотом, так и не поднимая глаз.

Р’ тот день крестились человек сРЛетят уткиµРјСЊРґРµСЃСЏС‚. Потом отслужили еще водосвятный молебен Рё панихиду, потом несколько человек впервые РІ жизни исповедывались…

Наконец, РјС‹ поехали обратРЛетят уткиЅРѕ. Корреспондент начал рассказывать РїСЂРѕ опустевший РєРѕСЂРѕРІРЅРёРє, плачущих РґРѕСЏСЂРѕРє, переломанные трактора…

— РўС‹ дояркам-то насчет СЃРІРѕР±РѕРґ РІСЃРµ СЂР°С Р›РµС‚СЏС‚ уткиЃС‚олковал? — поинтересовался водитель.

— Р?СЂРѕРЅРёСЏ тут неуместна: реформы требуют жертв.

— Жалко, батюшка СЂСЏРґРѕРј, иначе — РїСЂРёР±РёР» Р±С‹ тебя, то-то быРЛетят утки»Р° Р±С‹ подходящая жертва…

Далее РјС‹ молчали. Сложный участок благополучно объехали стороной, выбрались РЅР° трассу, РЅРѕ РєРѕРіРґР° машина, РЛетят утки·Р°С€РµР»РµСЃС‚ев РїРѕ асфальту, успокоилась, шофер негромко затянул:

— Ле-э-тя-ат у-ут-ки-и, ле-э-тя-ат у-ут-ки-и…

— Р?-Рё РґРІР°-Р° РіСѓ-СѓСЃСЏ-Р°, — РЅРµ удержался СЏ.

Так РІС Р›РµС‚СЏС‚ уткиЃСЋ РґРѕСЂРѕРіСѓ РјС‹ СЃ РЅРёРј вдвоем Рё пели.


documentarkohcb.html
documentarkoomj.html
documentarkovwr.html
documentarkpdgz.html
documentarkpkrh.html
Документ Летят утки